Вы здесь

«Артек» – школа европейского бюрократизма или мечта детства?

чт, 26/09/2013 - 19:31

И то, и другое, и много чего ещё – судя по рассказу Аллы Дидковской. Алла была руководителем группы испанских детей, которые съездили этим летом (с 20 июля по 1 августа) в легендарный советский пионерлагерь. Впрочем, уже давно и не советский (а украинский), и не пионерский...

Вы ездили не просто так, а на детский фестиваль. Что это за фестиваль?
12-й международный детский фестиваль «Изменим мир к лучшему». Фестиваль организован Министерством по делам семьи, молодёжи и спорта Украины, Всеукраинским благотворительным фондом «Надежды и добра», Международным детским центром «Артек». Он проводится в соответствии с решением, принятым Генеральной Ассамблеей ООН, о «Поощрении и защите прав детей» и в связи с провозглашённым ООН международным десятилетием культуры мира и ненасилия в интересах детей.

В этом году Украина председательствует в ОБСЕ (Организация по безопасности и сотрудничеству в Европе), поэтому фестиваль проводился с особым размахом. Он был задуман как молодёжный саммит ОБСЕ. Точно так же несколько лет назад в рамках этого же фестиваля была создана детская Лига наций... Было много официальных лиц – председатель ОБСЕ, украинский министр иностранных дел и т.д. Дети задавали взрослым вопросы, высказывали свои мнения и предложения о совершенствовании мира во время тренингов и дискуссионных клубов «Я и мои права», «Я в мире людей», «Детские общественные организации», «Мое здоровье – залог будущего мира»... Был проведён Всемирный форум детей, результатом которого стало «Обращение к руководителям стран и международных организаций»...

Не было ощущения бюрократического монтажа? На самом деле было интересно для детей?
На открытии было довольно много речей и отчётов, и полный зал детей разных возрастов – с 12 до 16 лет, – конечно, очень трудно удержать. Это когда уже работали по секциям, дети понимали что к чему, и им было на самом деле интересно.

Иногда возникало ощущение показухи, так нам свойственной. Например, было очень много детских коллективов с Украины. Эти дети постоянно репетировали, переодевались, выходили на сцену, опять репетировали... Всё очень быстро и отлаженно. Это, конечно, большой труд. Иностранцы смотрели на всё это круглыми глазами... и восхищались. Но мне иногда это казалось большой показухой, потому что это всё целый год репетировалось с украинским коллективами...

То есть, половина детей была задействована в шоу, а другая половина – были зрители?
Да. Хорошо, что каждый день делали для детей дискотеки – там все были участниками.

А костры были?
Был костёр, но мы на него не попали, приехали на два дня позже, потому что тогда на 50-60 евро выходил дешевле билет.

Значит, у детей находилось время просто пообщаться друг с другом?
Уйма времени. Каждый день на большой поляне несколько делегаций представляли свои страны. Всего, кстати, приехало больше 700 ребят из 61 страны. Проводили викторины, дарили сувениры. Было очень много сувениров, потратились родители... Все в национальных костюмах. Например, наши дети оделись как на Сан Фермин – белый верх, белый низ, красный кушак и на шее красный платок. Очень всех интересовали эти «галстуки»... Было множество разных кружков...

События фестиваля освещались юными журналистами международного детского пресс-центра, каждая делегация создала в Интернете свой блог, где рассказала о своей стране и впечатлениях о фестивале. В каждой делегации был свой «журналист», у нас им стал Хакобо. В последние дни провели конкурс очерков, и Хакобо оказался в числе лучших авторов. Сейчас в мае его приглашают в Киев на встречу юных журналистов...

Писали на английском?
Да. И Хакобо как раз прекрасно знает английский язык, он бывал в США... Говорили на русском, украинском и на английском. Знать какой-то из этих языков - было условие для поездки. Ну, кто-то из детей знал английский получше, кто-то похуже...

12 международный детский фестиваль в Артеке, 2013 год
Испанская группа на международном детском фестивале в Артеке в 2013 году

Как набирались дети для поездки?
Первое условие: это должны быть испанцы, пусть они будут украинского происхождения, но должны иметь испанский паспорт. Из наших пятерых ребят только один был из русско-испанской семьи. Другое условие – чтоб были «талантливые дети». В какой области талантливые, в приглашении не разъяснялось. Но почти все наши ребята играли на каком-то музыкальном инструменте. В любом случае, это должен быть не такой ребёнок, который стоит спокойно в сторонке и ничего не может показать.

В этом году испанцы ездили в первый раз. Могли бы ведь поехать ещё в прошлом году...
Я знаю, что информация в посольстве есть каждый год. Думаю, просто не было руководителя, готового ехать. Играет роль то, что как детям, так и руководителю самим надо было оплачивать дорогу... Мне, как президенту мадридской ассоциации «Славянская встреча», позвонили из посольства и предложили поехать.

Но я знаю, что информация о фестивале лежала мёртвым грузом и в некоторых других ассоциациях... Кстати, я думаю, что причина не только в оплате проезда, но и в том, что многие ассоциации «соотечественников» варятся в собственном соку и просто не в состоянии найти в Испании испанских детей. Может, я ошибаюсь... Во всяком случае, я поразилась, как быстро ты их нашла, потому что у нас, как всегда, вначале все долго раскачивались, а потом список детей стал нужен «сегодня к вечеру»...
Когда бывает экстремальная ситуация, начинаешь искать среди знакомых. Было пять мест. Нашлись четыре мальчика и одна девочка, причём примерно одного возраста, по 14-16 лет.

Как воспримали родители? Они ведь про «Артек» никогда не слышали.
Во-первых, я им послала информацию об «Артеке» и из посольства, чтоб они поняли, что это не самодеятельность какая-то, а всё серьёзно. Собрала их в Русском центре в Мадриде. Не было недоразумений, недомолвок, всё было очень прозрачно. Родители сразу стали между собой дружить. Мамы очень активные, они даже сами не прочь были бы поехать в «Артек», если б это можно было, готовы были бы заплатить.

Дети тоже друг дружку первый раз видели – и как?
Они очень подошли друг к другу и составили хорошую команду. Например, они жили в палате с азербайджанцами. Было 15 человек азербайджанцев, потому что Азербайджан выступал как спонсор, и им дали поблажку – разрешили привезти 15 детей. И одно место для наших оказалось на софе – так Хакобо и Родриго спали на софе по очереди.

Как так – на софе?
Не хватало мест. Но они не жаловались. Адаптировались. Даже кашу ели. Потом все девочки-азербайджанки влюбились в наших мальчиков, не отходили от них. Была большая ревность со стороны азербайджанских мальчиков.

А «наша» девочка не влюбилась в кого-нибудь?
Паула влюбилась в «Артек». Очень хочет туда вернуться. «Мамочка, заплати, на следующий год я поеду!»

Потому что можно просто купить путёвку?
Да. На следующий год тот же человек уже не может ехать бесплатно.

А если целая толпа желающих наберётся на следующий год? Надо как-то выбирать...
Безусловно, организовать какой-то конкурс. Например, руководительница из Андорры, школьная учительница, мне сказала, что там украинское посольство сообщило в школы и объявило конкурс. И на конкурсной основе она привезла детей. А в нашем случае это было предложение ассоциациям.

Наверное, в следующем году уже не будет такого размаха...
Я разговаривала с Валентиной Довженко, известным украинским политическим деятелем, её фонд «Надежды и добра» спонсирует фестиваль. Она сказала, что всё зависит от финанирования. Очень трудно найти спонсоров. Очень помогает этому фестивалю в денежном вопросе Азербайджан. Второй раз уже были делегации из Ирака, из Ирана, из Иордании. Эти страны тоже спонсируют артековскую фестивальную программу. Ещё её спонсируют фонд бывшего украинского президента Кучмы и фонд его зятя Виктора Пинчука.

Для нас «Артек» – это что-то легендарное. При всём, что ты о нём знала раньше, как он тебе показался?
Я расспрашивала людей, которые там побывали в детстве. Они говорят, что были очень хорошо подготовленные вожатые, это была большая честь – туда попасть. Были требования к детям, хотя, конечно, ездили и дети начальников, не без этого... Сейчас всё в корне изменилось. Вожатые – это студенты, которые отрабатывают практику или просто хотят заработать небольшие деньги.

«Артек» поддерживают, как только могут. Деньги понемногу находят, и что-то улучшается из структур. В 2004 году была построена новая школа, и, конечно, это придаёт какой-то новый современный облик «Артеку», но всё-таки... очень старые компьютеры, которые очень долго загружаются... Мы, часть руководителей, жили в «Кипарисном». У нас самая лучшая гостиница считалась. Море, скалы – вид чудесный, но сама комната... напоминала о 60-70-х годах. Нас забирали на автобусе, чтоб отвозить в лагерь к детям... Украинцы, бедные люди, даже не имели права сесть на этот автобус, потому что там написано: «Иностранная делегация», они там стояли под этим палящим солнцем, а автобусы ходят плохо...

Тот размах, который в «Артеке» был раньше в обыкновенных, нормальных сменах (не в интернациональных), сейчас, я думаю, отражается только в интернациональных фестивалях. Самые красивые, реформированные, корпуса, Янтарный и Хрустальный, были, естественно, отданы под фестиваль. И охранялась именно территория фестиваля внушительным нарядом милиции. И в лагере работает очень хороший, сплочённый коллектив координаторов по международным программам.

Детей развлекали вожатые?
Естественно. Со всей Украины были стянуты вожатые, которые знают английский язык. Я, в свою очередь, съездила с детьми в Гурзуф, в Ялту. Это дополнительные деньги. Раньше это входило в стоимость путёвки, сейчас – нет. Были во дворце, где проходила Ялтинская конференция, побывали в домике Чехова, им очень понравилось. На базарчик заходили. «Как дёшево!» – дети говорят. Я обменивала деньги в Гурзуфе, в обменном пункте, и они покупали на рынке сыр, овощи. Всё им очень понравилось. «Ой, какие яблоки! У нас не такие...»

В общем, кусочек реальной жизни они посмотрели.
Да, слегка посмотрели.

А руководители были в основном русского происхождения?
В основном. Или из арабских стран те, кто учился в Советском Союзе. Мы обменялись адресами. По моей инициативе провели среди руководителей круглый стол. Есть возможность поехать в другие страны с молодёжью. Если ассоциации будут работать с молодёжью, перспективы у них есть.

Интервью: СМ